День знакомства стихи p214

Константин Бурмистров. «Kabbala Denudata», открытая заново | 93 in 39

наступит день, когда афроамериканцы будут управлять Соединенными. Штатами: ведь «мы . империализма, были стихи, воспевшие народы, воевавшие против Англии. Он восхищался жизнь с момента первого знакомства с тюремной жизнью в норфолкской колонии. P. – 68 Как пишет P. День за днем нарастает, хотя пока это не осознается, очищающая мощь этого урагана. Они могут и даже должны знакомиться с настроением общины, должны бесстрастно 56 Gleanings, p. Тот, кто истолкует сей стих вопреки его явному смыслу, лишится Духа Божиего и милости Его. Есть у любви у нашей день рождения, Мне так приятно этот праздник отмечать. Я помню того чувства зарождение, Нам посчастливилось друг друга.

Никакие призывы носителей житейской мудрости к взаимной терпимости, даже самые убедительные, самые настоятельные, не могут умерить его страсти или возродить его жизненную силу. И никакие программы, если в их основе не лежит нечто большее, нежели просто международное сотрудничество в любой сфере человеческой деятельности, как бы изобретательно они ни были составлены и как бы огромны ни были их масштабы, не в состоянии устранить корень того зла, что так резко нарушило равновесие в современном обществе.

И даже, осмелюсь заявить, процесс создания механизма для политического и экономического объединения всего мира - а этот принцип в последнее время обретает все больше сторонников - не станет сам по себе противоядием той отраве, что постоянно подтачивает жизнеспособность цивилизованных наций и народов. Именно к этой цели - установлению нового Миропорядка, Божественного по своему происхождению, всеобъемлющего по масштабам, справедливого по сути, смелого по духу - и должно стремиться страждущее человечество.

Было бы нескромным даже для приверженцев Его Веры утверждать, что они уяснили во всей полноте смысл выдвинутого Бахауллой замечательного плана человеческой солидарности или постигли до конца его значимость.

Единственное, что в пределах разумного можно пытаться делать, - это стремиться увидеть хоть проблески обетованной зари, которая должна, когда пробьет час, развеять мрак, окутавший человечество. Мы можем лишь в самых общих чертах наметить те принципы, которые являются, на наш взгляд, основополагающими для системы Миропорядка Бахауллы Непредвзятый наблюдатель не станет отрицать, что беды и страдания, выпавшие на долю основной части человечества, в немалой мере являются следствием мировой войны 1 и объясняются близорукостью и отсутствием мудрости у составителей мирных договоров Было бы, однако, безответственным утверждать, что только по причине войны, при всех вызванных ею жертвах, страстях и бедах, чуть ли не весь цивилизованный мир погружен сейчас в состояние неслыханного доселе хаоса.

Разве те кризисы, что периодически сотрясают современное общество, не вызваны в первую очередь прискорбной неспособностью признанных мировых лидеров правильно осмыслить знамение времени, избавиться раз и навсегда от оков своих предвзятых идей и жестких доктрин и изменить механизм управления в своей стране в соответствии с мерками, диктуемыми Верой Бахауллы, главный отличительный принцип которой - единство человечества?

Ибо принцип единства человечества, краеугольный камень царства Бахауллы на земле, подразумевает не что иное, как претворение в жизнь Его плана объединения мира, о котором уже говорилось. В данном дивном Откровении в наш славный век основой Веры в Бога и отличительной чертой Его Закона является осознание единства человечества".

Как жалки в сущности усилия тех руководителей общественных институтов, которые, полностью игнорируя дух времени, пытаются возродить национальные процессы, уместные в далекие времена автономного существования наций, в эпоху, когда мир должен либо объединиться, как предвещал Бахаулла, либо погибнуть.

В столь решительный час истории цивилизации руководителям всех стран мира, больших и малых, восточных и западных, победителей и побежденных, надлежит прислушаться к призыву Бахауллы и, проникнувшись чувством всемирной солидарности, лежащим в основе верности Его Делу, найти в себе силы для неукоснительного следования тому единственно спасительному лечению, которое Он, Божественный Целитель, предписал страждущему роду человеческому.

В Послании "Секрет Божественной Цивилизации", представляющем собой выдающийся вклад в грядущее переустройство мира, мы читаем следующее: Они должны сделать дело мира предметом всеобщего обсуждения и стремиться всеми подвластными им средствами создать Союз наций мира.

Они должны объявить о ней всему миру и получить одобрение всего человечества. К этой величайшей и благороднейшей инициативе - реальному источнику мира и благополучия во всем мире - как к святыне должны относиться все, кто живет на Земле. Нужно мобилизовать весь потенциал человечества для обеспечения нерушимости и постоянства этой величайшей конвенции. В этом всеобъемлющем пакте должны быть четко зафиксированы пределы и границы всех стран, ясно изложены принципы взаимоотношений между государствами и уточнены все международные соглашения и обязательства.

Подобным же образом должны быть строго ограничены арсеналы каждого государства, ибо если какой-нибудь стране позволить подготовку к войне и наращивание военной мощи, это вызовет беспокойство у. В основу этого торжественного Соглашения необходимо положить следующий принцип: Если это величайшее из средств применить к нашему больному миру, он несомненно избавится от своих бед и будет вечно пребывать в благополучии и безопасности".

Однако это не. Напротив, благодаря непрестанному благоволению Божиему, любви и доброте тех, кому Он покровительствует, несравненной целеустремленности душ мудрых и талантливых, решениям и идеям бесподобных лидеров нашего времени, ничто нельзя считать недостижимым. Нужны лишь усилия, непрестанные усилия. Добиться этого можно только неукротимой решимостью. Сколь многое из того, что в прошлом считалось просто утопией, стало теперь простым и обыденным. Обязательно наступит день, когда над семьей человечества воссияет его дивный свет".

В одной из Скрижалей, далее развивая Свою благородную тему, Абдул-Баха высказывается так: Континенты были изолированны, но даже в пределах одного континента контакты между народами и обмен идеями были почти невозможны. Вследствие этого недостижимыми были взаимообщение, взаимопонимание и единение всех народов и племен Земли.

В наше время, однако, широкое распространение получили средства связи, и пять континентов земного шара по сути слились в один Возникла также все возрастающая взаимозависимость между членами семьи человеческой, будь то народы или страны, города или села. Вот почему в наше время единение человечества осуществимо.

Это, воистину, одно из чудес нашего удивительного, нашего славного века. В прошлых эпохах этого не было, но наш век - век света - наделен уникальной, неслыханной славой, силой и сиянием. Поэтому каждое зарожденное нового дня приносит новое чудо. Со временем станет ясно, как ярко воссияют свечи его над родом человеческим". Первая свеча - это единение в политической сфере, первые проблески которого уже различимы. Вторая свеча - единомыслие в международных делах, очевидцами которого мы вскоре станем.

Третья свеча - это единый выбор свободы, которой суждено восторжествовать. Четвертая свеча - единство религии, краеугольного камня всей системы, которое во всем величии будет явлено волей Божией. Шестая свеча - единство рас, превращающее всех живущих на земле в народы и племена одной расы. Седьмая свеча - это единство языка, то есть выбор единого универсального языка, на котором будут получать образование и на котором будут общаться люди всего мира.

Все это вместе и каждое в отдельности обязательно произойдет, ибо сила Царствия Божиего будет способствовать осуществлению этого". Более шестидесяти лет назад 1 в Своей Скрижали, адресованной Королеве Виктории, обращаясь к "сонму правителей земли", Бахаулла проповедовал следующее: На мир взирайте, как на тело человеческое, что создано было здоровым и совершенным, но подверглось по разным причинам серьезным болезням и недугам. И если в какой-то момент, благодаря заботе умелого врача, исцелялась какая-то часть тела, другие органы, как и прежде, оставались во власти недуга Бойтесь вздохов и слез сего Гонимого и не возлагайте непосильное бремя на свои народы Договоритесь между собой о том, чтобы не вооружаться более, чем в пределах необходимого для защиты территорий и владений Ваших.

Объединись, о сонм монархов мира, ибо это погасит пламя раздоров между Вами, и народы Ваши обретут покой. Если же кто-то из Вас пойдет войной на другого, то ополчитесь все на него, ибо это есть не что иное, как сама справедливость". Обязательно должно быть создано некое надгосударственное образование, которому все страны мира добровольно передадут все функции ведения войн, некоторых видов налогообложения и все права на содержание вооруженных сил, кроме контингентов для поддержания порядка внутри собственных владений.

Такое надгосударственное образование должно иметь в своем составе международный исполнительный орган, наделенный всей полнотой власти, способной обеспечить беспрекословное повиновение ему со стороны любого непокорного члена содружества; иметь Всемирный Парламент, члены которого должны избираться народами соответствующих стран под контролем соответствующих правительств; иметь Верховный Суд, решения которого будут иметь обязательную силу даже в тех случаях, когда и стороны не соглашались по доброй воле прибегнуть к судебному разбирательству.

Все вы плоды одного древа и листья одной ветви Весь мир - это лишь одна страна, и граждане ее - все человечество Да не гордится человек тем, что любит свою страну; да гордится он тем, что любит род человеческий". Он не только не ставит целью подорвать основы существующего общества, но напротив стремится расширить его базу, переформировать его институты так, чтобы они соответствовали потребностям постоянно меняющегося мира.

Он не может вступить в противоречие с разумной приверженностью долгу или идти вразрез с законопослушанием. Его предназначение не в том, чтобы гасить здоровый и разумный патриотизм в сердцах людей, и не в том, чтобы упразднить систему национальной автономии, столь важную для предотвращения издержек чрезмерной централизации. Он не игнорирует, равно как и не пытается нивелировать, все разнообразие, обусловленное этническими корнями, климатическими условиями, историей, языком и традициями, мышлением и привычками, которыми разнятся народы и страны.

Он призывает к более широкому понятию лояльности, к устремлениям более возвышенным, чем те, которыми когда-либо прежде жило человечество. Он требует подчинения национальных побуждений и интересов первостепенным нуждам объединенного мира. Девизом его является единение в несхожести, как поясняет сам Абдул-Баха: Хотя они не одного сорта, не одной окраски и формы, цветы эти, получая влагу из одного источника, оживляясь дыханием одного ветра и черпая энергию лучей одного солнца, прекрасны, а разнообразие лишь делает их красивее и притягательнее.

Какое унылое зрелище открывалось бы нашему взору, если бы в этом саду все цветы, все цветущие ветви деревьев и кустов, их листва и плоды - были бы одной формы и одного цвета! Многообразие оттенков и форм украшает, обогащает сад, делает его прекраснее. Нечто подобное произойдет, когда под действием и под влиянием одного начала объединится целый спектр интеллектов, темпераментов и характеров: Призыв Бахауллы в первую очередь направлен против всевозможных проявлений местнической ограниченности и предрассудков.

Если какие-то веками лелеянные идеалы и освященные временем институты, какие-то нормы поведения и религиозные догмы перестали приносить пользу большей части рода людского, если они не служат более потребностям непрерывно развивающегося человечества, то пусть они будут сметены и выброшены, как и другие устаревшие и забытые доктрины, на свалку истории. В условиях мира, где непреложно действует закон развития и вырождения, как могут они избежать упадка, в который неминуемо приходят все институты человеческого общества?

Ибо юридические нормы, политические и экономические теории предназначены исключительно для защиты интересов всего человечества, а не для того, чтобы обрекать его на крестный путь ради сохранения неприкосновенности какого-то закона или доктрины.

Смысл его нельзя отождествлять лишь с пробуждением духа братства и доброй воли у людей, и цель его состоит не просто в том, чтобы способствовать дружбе и сотрудничеству между отдельными странами и народами. Значение его глубже, цели намного масштабнее, чем все, что прежним Пророкам было дано явить миру.

Его идея касается не только индивидуумов; в первую очередь имеется в виду сущность тех взаимоотношений, которые должны объединить все страны и народы в единую человеческую семью. Это не просто провозглашение идеала, ибо с ним неразрывно связан институт, способный воплотить его суть, продемонстрировать его действенность, увековечить его влияние. Он предполагает коренное изменение структуры современного общества, изменение, какого мир еще не претерпевал.

Требуется ни много ни мало переустройство и демилитаризация всего цивилизованного мира - появится мир, органически единый во всех основных сферах жизни: Единение человечества является апогеем эволюции рода человеческого - эволюции, начавшейся с возникновения семьи, продолжавшейся с появлением родового устройства, приведшего в свою очередь к возникновению городов-полисов, а впоследствии и образованию независимых суверенных государств. Кто знает - для достижения такого высокого идеала не будет ли человечество подвергнуто страданиям, еще более тяжким, чем когда-либо прежде?

Разве могло что-то, кроме пожара гражданской войны со всеми ее превратностями и всей ее жестокостью - войны, едва не расколовшей великую американскую республику, - сплотить ее штаты не просто в конфедерацию независимых административных единиц, а в единую нацию, при всей этнической неоднородности входящих в состав страны штатов?

Возможность свершения подобных коренных преобразований, затрагивающих глубинные структуры общества, обычными средствами, такими как дипломатическая и просветительская деятельность, представляется весьма гипотетической. Стоит лишь окинуть мысленным взором кровавую историю человечества и станет ясно, что все те грандиозные перемены, которые становились величайшими вехами в истории человеческой цивилизации, доставались только ценой огромных духовных и физических мук.

Все более очевидным, увы, становится то, что лишь мирового масштаба потрясения могут привести к этой новой фазе человеческого мышления. Будущие события со все большей наглядностью будут демонстрировать истинность того, что слить и спаять разрозненные, не знающие согласия народы, являющиеся элементами современной цивилизации, и превратить их в неотъемлемые составные части будущего всемирного содружества, способны лишь суровые испытания - пламя неслыханного пожара.

Пророчества Бахауллы, предупреждавшего в заключительной части "Сокровенных Слов" народы мира о том, что их постигнет непредвиденное бедствие и что их ждет суровое возмездие, проливают зловещий свет на судьбу скорбящего человечества в ближайшем будущем. Я хочу еще раз обратить ваше внимание на грозные слова Бахауллы, которые я уже цитировал: Провозглашение единства человечества - принципа, на котором зиждется Царствие Бахауллы, - никоим образом не сравнимо с теми высказываниями благочестивых пожеланий, которые делались в прошлом.

Это не просто призыв ссыльного узника, одинокого и лишенного поддержки, бросившего вызов двум самым могущественным в то время монархам Востока, в чьих руках он находился. Здесь одновременно угадывается предупреждение и обещание: Наш мир, ставший в результате удивительных достижений в области физики и глобального роста торговли и промышленности таким тесным пространством и одновременно таким сложным единым комплексом и бьющийся под давлением факторов мировой экономики в тенетах цивилизации, основанной на материализме, испытывает настоятельную необходимость вновь услышать Истину, лежащую в основе всех Откровений прошлого, но изложенную языком, отвечающим его основным потребностям.

И чье же слово, если не слово Бахауллы - Глашатая Бога в нашу эпоху - способно осуществить столь же радикальное преобразование общества, сколь радикальны перемены, уже сотворенные Им в сердцах тех мужчин и женщин, таких разных и казалось бы несовместимых, которые составляют паству сознательных Его последователей во всем мире? Не видеть того, что скромное начало ее осуществлению положено созданием всемирной административной системы, которой следуют приверженцы Бахауллы, могут лишь те, сердца которых заражены предрассудками Устройство общества будущего Мало кто не согласится с тем, что Дух, явленный миру Бахауллой, и с разной силой проявляющийся в деяниях Его признанных приверженцев и косвенным образом в деятельности некоторых благотворительных организаций, не сможет распространиться и постоянно оказывать влияние на человечество, пока не воплотится и только при условии такого воплощения в осязаемую модель устройства общества, которая будет названа Его именем, будет полностью построена на Его принципах и будет действовать в соответствии с Его законами.

В соответствии с этими предопределенными свыше административными принципами и должно претворяться в жизнь Откровение Бахауллы - Ковчег спасения человечества.

Из них должны проистечь все будущие блага, и на них обязательно должен будет опираться в конце концов непоколебимый авторитет Веры. Ибо Бахаулла, как мы должны безоговорочно признать, не только наделил человечество новым духом возрождения. Он не только создал философское учение и сформулировал всеобъемлющие принципы, непревзойденные по убедительности, логичности и универсальности.

Помимо этого, в отличие от Пророков прошлого, Он, а после Него и Абдул-Баха, ясно и определенно изложили свод Законов, основали ряд конкретных институтов и открыли принципы Боговдохновенного экономического устройства. Патриархам религии, создателям политических теорий, руководителям человеческих институтов, которые сейчас в изумлении и растерянности следят за крушением их идей и распадом созданного ими, следовало бы обратить свой взор на Откровение Бахауллы и задуматься над предусмотренным Его учением Миропорядком, который медленно и незримо возникает среди хаоса и суеты современной цивилизации.

У них не должно быть сомнений или беспокойств относительно сущности, происхождения и истинности тех институтов, которые создают во всем мире сторонники этой Веры. Ибо все это заключено в самом учении, не подвергавшемся фальсификации или искажающему смысл вольному толкованию Слова Его непосвященными Те бурные силы, что так чудодейственно были вызваны к жизни двумя следовавшими друг за другом Явителями Божиими, сейчас, прямо у нас на глазах, заботами избранных попечителей широко распространившейся Веры постепенно обретают порядок и дисциплину.

Было бы совершенно неверным пытаться сравнивать этот уникальный, данный свыше Миропорядок с любыми из тех разнообразных систем управления общественными институтами, которые рождены разумом человеческим в разные периоды истории. Анализ текстов христианских каббалистов этого круга показывает, что тот образ христианства, к которому они стремились, был явно неортодоксальным и к тому же сильно иудаизированным; в сущности, он намного больше соответствовал собственно еврейским каббалистическим концепциям, чем традиционной христианской догматике[23].

Кнорр полагал, что еврейская Каббала поможет преодолеть раскол внутри христианской церкви. Подобно Пико делла Мирандоле, Иоганну Рейхлину и Гийому Постелю, он видел в Каббале наиболее чистое и полное выражение единой традиции, истинной prise a theologia, восходящей ко временам Адама или Моисея и в той или иной мере сохранившейся во всех религиях и философских системах[25].

По его мнению, греки, восприняв подлинную и древнюю еврейскую мудрость, впоследствии исказили ее, что, в свою очередь, оказало вредное влияние и на христианство; необходимо вернуться к первоначальному источнику христианства, Каббале, и вновь объединиться всем вместе в единой вере[26].

Этим способом, этим источником истинной prisca theologia для Кнорра стала Каббала. Естественным образом евреи вновь примут ту религию, догматы которой они и так хранят в течение тысячелетий; к этой же древней, исконно христианской вере вернутся и представители многочисленных христианских церквей и деноминаций. И, напротив, когда я впоследствии говорил с ними, используя их собственные выражения, меня выслушивали весьма благосклонно, и я получил возможность спокойно объяснить им все таинства христианства, казавшиеся им прежде столь абсурдными.

С этого момента я понял, что по духу своему многие из них не столь далеки от подлинных христиан. Действительно, некоторые из наиболее ученых евреев говорили мне с изумлением, что они никогда и не думали, что христиане учат подобным вещам — вещам, о которых они прежде и не подозревали.

Своими переводами, комментариями и изданиями еврейских текстов Кнорр преследовал, по крайней мере, двоякую цель: Его миссионерский призыв был обращен сразу в двух направлениях: Своими публикациями он хотел кардинальным образом изменить само отношение христиан к еврейским текстам — текстам, по его мнению, содержащим сокровенные христианские истины. Поэтому его подход имел мало общего с традиционной христианской гебраистикой: Встает вопрос о том, какую именно роль играла в этом плане всеобщей реформы публикация KD.

Собственно, KD и рассматривалась прежде всего как издание переводов из Зохара и каббалистических комментариев к. По убеждению Кнорра, Зохар, главная книга Каббалы, содержит ответы на все наиболее существенные и трудные вопросы религиозной веры — о Боге и Творении, об ангелах, душах, Мессии, тысячелетнем царстве, аде, воскресении, грехе и добродетели и. В предисловии к переводу трех трактатов из Зохара во 2-м томе KD Кнорр прямо заявляет об их богооткровенном происхождении и святости. По его мнению, знание Зохара полезно для понимания как Ветхого, так и Нового Завета.

Он утверждает, что в отличие от более поздних каббалистических сочинений Зохар не содержит ни единого высказывания против Христа. В подтверждение своих мыслей Кнорр приводит сотни цитат из Зохара в сопровождении соответствующих, по его мнению, фрагментов из Нового Завета. Кудет выделяет четыре признака этой новой, вселенской религии, о которой мечтали зульцбахские христиане-каббалисты: Между первоначальным языком и субстанцией природы существует тесная взаимосвязь, основанная на единстве слова и мысли, с одной стороны, и мысли и бытия или субстанции — с.

Слово возникло тогда, когда Божественная мысль впервые помыслила его и тем самым проявила себя в слове и посредством слова, когда идея стала реальностью в букве и звуке. Такое представление, в свою очередь, было связано с концепцией предвечной Торы — Премудрости Божьей, которая существовала до сотворения мира и в соответствии с которой мир и был сотворен[35].

Едва ли имеет смысл останавливаться здесь подробнее на деталях той системы, которую разрабатывали Кнорр и Ван Гельмонт. Существенные отличия в их мировоззрении по сравнению с более ранними христианскими каббалистами были связаны с тем, что основную роль в их проекте восстановления всеобщей гармонии играла новая версия Каббалы, возникшая во второй половине XVI.

Первостепенное значение здесь имели рукописные копии сочинений ученика Лурии, Хаима Виталя —которые Кнорру удалось достать, по-видимому, еще в Амстердаме. Как мы увидим в дальнейшем, важным источником для Кнорра и его коллег послужили и сочинения каббалистов из школы Исраэля Саруга, одного из главных толкователей и пропагандистов лурианского учения.

С помощью Зохара и его лурианских интерпретаций христианские каббалисты надеялись решить мучительные догматические проблемы, волновавшие христианский мир и явившиеся предметом жарких споров и поводом для появления многочисленных ересей: Как оправдать учение о предопределении?

Как может историческое христианство с его несовершенными служителями, с его сравнительно короткой историей и небольшой распространенностью, быть вселенской универсальной религией, единственным путем к спасению? Согласно лурианской Каббале, именно человеку отведена исключительная роль в процессе всеобщего восстановления, поскольку лишь он может освободить искры, сохранившиеся в наиболее глубоких регионах бытия и прежде всего — в человеческой душе.

Во многом сходного учения придерживались в то время и некоторые мистики-протестанты например, квакеры и меннонитытакже говорившие о сокрытом в человеке Божественном свете и о роли человека в деле собственного спасения и спасения мира.

Заимствовав у средневековых католических мистиков учение об искрах Божьих в душе человека, они по-новому интерпретировали его в контексте собственной внецерковности, универсализма и в атмосфере подъема апокалиптических ожиданий в конце XVII. Не чужды апокалиптике оказались и сами христианские каббалисты: Мор, например, известен как автор нескольких пророческих сочинений и комментариев к Откровению Иоанна и видениям Иезекииля и Даниила, а Кнорр, по словам Лейбница, оставил прямое указание о том, что царство Мессии наступит в г.

В сочиненном Ван Гельмонтом диалоге между христианином — философом и иудеем-каббалистом христианин прямо заявляет: Именно на таком понимании была построена идея о существовании универсальной Церкви: Учение о всеобщем восстановлении, отвергающее вечность ада, легло в основу сотериологии этой группы христианских каббалистов[40]. С лурианской Каббалой тесным образом были связаны и другие волновавшие их вопросы. В самом центре дискуссий между сторонниками и противниками каббалистических идей в них участвовали Кнорр, Ван Гелъмонт, леди Конвей, Генри Мор, Лейбниц, лидеры квакерского движения и др.

Взгляды сторонников той или иной из этих концепций основывались на характерном для ренессансного мировоззрения представлении о всеобщей одушевленности. Сторонники учения о перевоплощении обнаружили аргументы в поддержку этих взглядов в Каббале Виталя, также учившего о единой духовной природе всех вещей мы еще коснемся этого вопроса в дальнейшем.

Кнорр и его коллеги заимствовали и некоторые традиционные для христианской Каббалы концепции. В частности, это касается космогонических аспектов их учения.

Подобно Пико делла Мирандоле Кнорр полагал, что именно учение о сфирот служит наилучшим подтверждением догмата о Троице; при этом он традиционно соотносил первую триаду сфирот Кетер, Хохма и Бина с тремя ипостасями Божества в христианской догматике[42]. Теперь увенчан Ты Короной, Мудростью и Знаньем, Как Доброту и Строгость и Великолепье должны Тебя мы вечно славить Принадлежат Тебе Победа, Слава, Твори, лепи и созидай нас право, и вечно наполняй нас источеньем[43] Как мы видим, в этом тексте не только представлен порядок эманации десяти сфирот, но и отражены три стадии в проявлении или создании тварного мира в оригинале.

Нельзя не упомянуть и о еще одном небезынтересном обстоятельстве: Так, первая половина XVII. Примерно в то же время дебаты о вечности ада и посмертного наказания, подобные тем, что имели место в амстердамской обшине, проходили и между радикальными протестантами социнианами, арминианами и коллегиантами и кальвинистами[45].

Удивительным образом эти же темы вскоре попали в самый центр дискуссий христианских каббалистов-реформаторов, что позволило современной исследовательнице Э. Во всех этих спорах лурианская Каббала играла весьма существенную роль.

Поздравление с годовщиной знакомства любимому в прозе

Любопытные параллели упомянутым дискуссиям можно обнаружить уже в первой половине XX. Известный русский богослов С. Булгаков не просто интересовался Каббалой, но и активно использовал каббалистические концепции Эйн-Соф, Адам Кадмон и др. Примерно тогда же другой русский философ, Н. Лосский развивал учение о перевоплощении душ как метаморфозе, ссылаясь при этом на Зохар и анализируя разногласия между Ван Гельмонтом и Лейбницем по этому вопросу; особенно значительной и интересной казалась Лосскому концепция иббур[49].

Каббалистические темы обсуждались в то время и многими другими русскими мыслителями, в подходе которых к еврейской мистике обнаруживается сходство с идеями христианских каббалистов XVII. Как мы уже говорили выше, эта книга пробудила интерес к Каббале у целого ряда христианских мыслителей и религиозных деятелей. С кругом KD был тесно связан еще один интереснейший представитель той эпохи, Иоганн Петер Шпет — иезуит, принявший лютеранство, последователь Беме, прошедший через увлечение пиетизмом, вернувшийся в католицизм и, наконец, в г.

История его обращения и бурной реакции на нее достаточно известна, однако не столь известен его сильный и многолетний интерес к еврейской мистике. По всей видимости, именно Каббала сыграла решающую роль в его обращении; во всяком случае, критикуя впоследствии христианскую Каббалу как паллиатив или профанацию древнего учения, он считал свое принятие иудаизма парадигматическим актом, видимо, подразумевая при этом, что истинного своего исполнения христианство достигает в мистическом измерении иудаизма.

Бенц, можно говорить и о влиянии Каббалы через KD на лидеров немецкого пиетизма Шпенера и Франке, ориенталиста Германа фон дер Хардта и многих других известных людей той эпохи[57]. Появление KD вызвало также и резкую критику в адрес ее издателей и авторов, однако даже перечисление направленных против этой книги сочинений потребовало бы отдельной статьи упомянем лишь критические выступления Иоганна Якоба Шудта, Андреаса Айзенменгера и Иоганна Кристофа Вагензайля [58].

Известны критические высказывания и со стороны еврейских авторов, обвинявших Кнорра в сознательном искажении учения Каббалы. Однако, как отмечает Шолем, несмотря на встречающиеся в переводах Кнорра отдельные ошибки и неточности часть из них могла быть связана с несовершенством рукописных копийеврейские критики того времени были неправы в своих обвинениях[59]. Через KD Каббалой заинтересовался и целый ряд известных философов.

Подлинным энтузиастом еврейской мистики был Г. Лейбниц, о влиянии Каббалы на взгляды которого существует целая литература[60]. На протяжении многих лет Лейбниц был близким другом и, возможно, даже учеником Ван Гельмонта. Именно Ван Гельмонт познакомил его с Кнорром[61]. Лейбниц провел более месяца в Зульцбахе у Кнорра, изучая Каббалу и тексты, вошедшие в KD сохранились подробные записи, сделанные Лейбницем после этого визита.

Наиболее сильное влияние Каббала оказала на монадологию Лейбница. Под влиянием идей Кнорра и Ван Гельмонта в г. Однако нельзя не отметить, что отношение Ньютона к Каббале все же было достаточно критическим; выступая против всевозможных гностических учений, исказивших раннее христианство своей метафизикой и пантеистической концепцией эманации, Ньютон видел именно в Каббале их основной источник.

Благодаря знакомству с Ван Гелъмонтом и текстами KD с Каббалой познакомился и Джон Локк при этом его подход к каббалистическим материям также может быть назван скорее критическим [66]. В свою очередь, с зашитой каббалистических идей Кнорра и Ван Гельмонта выступил в своих заметках об одной из книг Вахтера Лейбниц[68]. Глубокое влияние KD оказала на знаменитого английского мистика, поэта и художника Уильяма Блейка[70].

Вероятно, именно KD обязан некоторыми своими идеями и Шеллинг: Совершенно особая и, кстати, совершенно неизученная тема — роль еврейской Каббалы в масонском учении и ритуале и в оккультных движениях второй половины XIX—XX вв. И здесь KD послужила важнейшим источником знаний о Каббале. Блаватской, в других оккультно-теософских писаниях той эпохи.

Как отмечал еше в начале XX. Наконец, именно KD явилась той таинственной книгой, вокруг которой сложилась, пожалуй, наиболее известная оккультная организация конца XIX — начала XX вв. Мэтерс же перевел часть текстов KD на английский язык о популярности этого перевода в XX.

Сразу после своего появления KD превратилась в библиографическую редкость, поэтому многие имели возможность познакомиться с этой книгой лишь по переводам.

Подбор этих источников, а также особенности их использования и перевода носят вовсе не случайный характер, но отражают мировоззренческие установки составителей данной антологии. С учетом этого факта и имеет смысл рассматривать палитру каббалистических текстов KD, принимая во внимание также и различные тенденции в еврейской Каббале XVII.

Идентификация источников сопряжена с целым рядом трудностей. Прежде всего, у Кнорра не было никакой устойчивой системы ссылок: Все это чрезвычайно затрудняет идентификацию источников. При анализе каббалистических текстов в KD я выделил несколько групп.

К числу основных источников я отношу каббалистические сочинения, полностью или частично опубликованные в KD в латинском переводе, а также наиболее часто цитируемые авторами KD в их собственных текстах, вошедших в эту антологию. Собственно, вся книга, составленная Кнорром фон Розенротом, была задумана как введение к изучению Зохара. Об этом свидетельствуют и сами названия томов антологии: При подготовке и издании текстов Зохара и их переводов, а также при цитировании Кнорр пользовался, по крайней мере, тремя изданиями Зохара: Оба эти издания содержат значительное количество типографских ошибок на некоторые из них Rнорр указывает при цитировании в скобках.

Цитаты из трех этих изданий встречаются повсеместно в 1-м томе KD[85]. В KD он опубликовал перевод трех отдельных трактатов[86]. Эти тексты цитируются и в оригинальных сочинениях Кнорра и Генри Мора, напечатанных во 2-й части 1-го тома. Стоит отметить тот факт, что многие из переведенных Кнорром фрагментов из Зохара были известны и более ранним христианским каббалистам: В то же время сочинения этих ранних христианских каббалистов, в основном, так и остались неопубликованными, а потому недоступными для широкой аудитории.

Кроме того, они приводили обычно лишь отдельные цитаты из зохарических текстов, Кнорр же опубликовал достаточно пространные и цельные сочинения и фрагменты в сопровождении им же переведенных еврейских каббалистических комментариев и собственных примечаний.

Существенную роль при работе с текстом Зохара играла и еще одна книга, латинский перевод которой опубликован Кнорром в KD: Нафтали ха-Кохеном из Щебржешина[]. Каждая из 19 глав этого текста разбита на многие десятки пронумерованных тезисов со ссылками на соответствующие места в Зохарепричем каждый второй тезис сопровождается комментарием Кнорра в квадратных скобкахв котором он приводит сходные, по его мнению, цитаты из Нового Завета. Таким образом, Кнорр намеревался снабдить христианского читателя Зохара необходимым аппаратом для работы с этой сложно построенной и чрезвычайно трудной для восприятия книгой.

Кроме того, Кнорр опубликовал в KD перевод еше двух комментариев к упомянутым выше трем трактатам из Зохара: Весьма примечательно, что в г. Эта публикация стала заметной вехой в осуществлении мистико-просветительских планов зулъцбахских каббалистов: Издание Кнорра качественно отличалось при этом от всех ему предшествовавших.

Особенно детально Кордоверо излагает учение об эманации Божественного света из трансцендентного Эйн-Соф и о достаточно сложной иерархической системе сфирот; эманация описывается здесь как диалектический процесс: Последняя традиция имеет очень древние корни, однако известно, что во второй половине XVII. Некоторые из них находились в непосредственном контакте с Кнорром, Ван Гельмонтом и Мором, и не в последнюю очередь их могли привлекать каббалистические учения о Божественном свете, почерпнутые у Кордоверо[].

В данном случае мы имеем дело с иным подходом: Отметим, что широкое использование текстов Кордоверо в KD не согласуется и с распространенным мнением о Кнорре, Ван Гельмонте и Море как о проповедниках и энтузиастах именно лурианской версии Каббалы[]. Похоже, что реальная ситуация была сложнее. Наконец, Кнорр активно пользовался сочинениями лурианской традиции — как рукописными, так и опубликованными[].

Поздравления с годовщиной отношений

Именно из лурианской Каббалы Кнорр и Ван Гельмонт заимствовали такие столь значимые для их учения понятия, как тиккун и гилгул[]; именно лурианские идеи представляли основной интерес для всех тех, кто познакомился с Каббалой благодаря деятельности Кнорра, включая Генри Мора и Г.

Ицхака Лурии Германца, записанных р. На этот текст он ссылается и во многих других местах[]. Ицхака Лурии, — опубликованный Кнорром в 1-м томе KD[]. Именно вокруг этого трактата разгорелась полемика между Кнорром и Генри Мором, опубликованная в том же томе[]. Как мы уже отмечали, вопрос о предсуществовании душ и об их перевоплощении, а также связанное с ним представление о всеобщей одушевленности находились в самом центре обсуждения в кругу Кнорра, Ван Гельмонта, леди Конвей и Генри Мора.

Интересно, что именно этот трактат и именно в этой версии стал первым сочинением Виталя, которое было напечатано; вдвойне удивительно, что произошло это событие в том же году и в том же городе, где увидел свет его латинский перевод: Исключительное значение для Кнорра имели идеи другого проповедника Лурианской Каббалы — Исраэля Саруга Сарукаа также каббалистов, находившихся под его влиянием.

Хотя сам Саруг, скорее всего, не был непосредственным учеником Лурии, именно ему принадлежит пальма первенства в деле распространения лурианского учения лурианские идеи стали известны в Европе в самом конце XVI — начале XVII. Версия лурианского учения, распространявшаяся Саругом, представляла собой комбинацию элементов трех главных традиций этой школы, восходящих к ученикам Лурии — Хаиму Виталю, Моше Йоне и Йосефу ибн Табулу.

Выдвигаемая Саругом интерпретация ряда важнейших концепций учения Лурии серьезно отличалась от других версий: В то же время именно космогония Саруга получила наиболее широкое распространение как аутентичное учение Лурии[]; повлияли эти взгляды и на христианских каббалистов круга Кнорра фон Розенрота, а через них — на последующих энтузиастов, вплоть до Шеллинга[].